Наш край

История Донбасса. Беседчик и доменщики



86 лет назад, в декабре 1934 г. журналист, беседчик, документалист и писатель Александр Бек посетил Сталино. С 1931 года он работал в редакции горьковской «Истории фабрик и заводов». Первая повесть А. Бека «Курако» была опубликована в мае 1934 г. в журнале «Знамя». Посвящена она известному русскому металлургу-доменщику, сыгравшему большую роль в становлении Юзовского металлургического завода Михаилу Константиновичу Курако.

Мечтой А.Бека было написание большого романа о доменщиках Донбасса. Для этого ему необходимо было провести в нашем городе целый ряд бесед. Автор создавал так называемый «Кабинет мемуаров», задуманный А.М. Горьким. К сожалению, весь архив «Кабинета» сгорел во время войны, а роман «Доменщики» так и не был написан. Но свои впечатления о встречах с выдающимися людьми нашего города писатель отразил в книге «Почтовая проза: Письма, дневники, встречи, заметки, наблюдения».

Записи из дневника о беседах в А. Бека в г. Сталино имеют большую ценность для изучения истории нашего города и его замечательных жителей. Интересно, что многие названные в дневнике люди в дальнейшем были подвергнуты репрессиям и о них известно очень мало.

3 декабря 1934 г. Александр Бек находился в Харькове. Уже там он планировал первые встречи, которые проведёт в нашем городе. Прежде всего ему очень хотелось встретиться с молочным братом знаменитого доменщика и героя своей первой повести Михаила Константиновича Курако – М. Максименко. Писателя также интересовал директор Сталинского металлургического завода Иван Гаврилович Макаров. И не удивительно. Этот высококлассный специалист возглавлял завод дважды – в период 1922-1924 и 1932-1936 гг. Александр Бек планировал пробыть в Сталино дней семь-восемь. Думал попросить у Первого секретаря Сталинского обкома КП Украины Саркиса Артемьевича Саркисова разрешения поселиться в Сталино месяца на два со стенографисткой за счёт завода.

9 декабря Александр Бек посетил Сталинский металлургический завод. Здесь его уже знали, читали повесть «Курако». «Сегодня же начну серию бесед с Максименко. Впервые я увидел этого своего героя (я ведь описывал его в повести) и весь дрожу от нетерпения: скорей бы услышать его рассказ. Говорил с директором завода Макаровым, он меня встретил очень тепло», – писал в дневнике А. Бек. По словам писателя, Иван Гаврилович отнёсся к нему с уважением и даже некоторой нежностью. А. Бек увидел дом, где жил Курако и остановился в гостинице «Металлургия».

11 декабря писатель встретился с культпропом Донецкого обкома Сергеевым. Его предупредили, что чиновник очень занят и просили пройти только на 5 минут, но когда писатель начал ему с большим подъёмом и энтузиазмом рассказывать о знаменитых доменщиках – Иване Петровиче Бардине, Владимире Ивановиче Гулыге, Максиме Власовиче Луговцове, Валерии Ивановиче Межлауке, Адаме Александровиче Свицыне, он заслушался и увлёкся. В итоге за беседой они провели целый час. А. Бек показал ему стенограммы, оставил их у него до следующей встречи.

Метод беседы, который применял писатель, показался Сергееву очень интересным, он даже попросил, чтобы талантливый беседчик доложил о своей работе донецким писателям. Повести «Курако» чиновник ещё не читал, но автор его так заинтересовал, что он сказал: я прочту её в этот же вечер. Александр Бек вышел от него в прекрасном настроении.

«С Макаровым бесед пока не начал. Веду беседы с рабочими – старыми доменщиками, с Максименко и др. Добрался-таки я наконец и до рабочих, с удовольствием слушаю их. Сегодня провёл беседу с Сидоровым,- он учился вместе с Луговцовым в школе и вместе работал в химической лаборатории. Завтра беседа с матерью Луговцова и ещё с одним его другом детства. Пока эти рассказчики дают мне немного – некоторые штришки. Мне это нужно, чтобы сразу по приезде в Москву начать писать первую главу», – записал А. Бек в своём дневнике.

13 декабря писатель планировал начать беседы с И.Г. Макаровым. Пока же в Сталино особенно интересных бесед у него не было. М. Максименко оказался очень неразговорчивым, каждое слово приходилось из него выжимать. «Зато есть ценнейшая находка. Оказывается, отец Луговцова, старик горновой (он умер в прошлом году), в последние годы жизни писал свои воспоминания – исписал несколько тетрадок. Теперь эти тетрадки у меня в чемодане. Ура! Ура! Ура!», – записал А. Бек в своём дневнике в этот день. Эти замечательные тетрадки в дальнейшем станут основой повести А. Бека «Влас Луговик».

14 декабря писателю немного не повезло. Оказалось, что вечером Макаров уезжает, и придётся провести с ним только одну беседу. А. Бек запланировал пробыть несколько дней в Мариуполе, два дня в Харькове и затем вернуться домой в Москву.

15 декабря писатель в своём дневнике порадовался: «Здесь, в Сталино, у меня дела очень хороши. Вчера начал беседы с Макаровым. Он очень неразговорчивый, но раскачался. Рассказывал два часа о своём детстве, дошли до одиннадцатилетнего возраста. Он вошёл в колею, понял, чего я от него жду, и мы договорились, что придётся провести ещё бесед 15. Это очень хорошо».

В этот день А. Бек побывал ещё раз у Сергеева. Повесть чиновник прочёл и она ему понравилась. Писатель сказал, что ему надо приехать со стенографисткой месяца на два и на это потребуется тысяч пять, помимо денег, ассигнованных «Сталью». Сергеев заверил, что он может на это рассчитывать.

15 декабря восторгу А. Бека не было предела: «Сижу на станции, жду поезда, он опаздывает на два часа…Чувствую себя хорошо, – выпил в буфете две рюмки водки и готов обнять весь мир. Ну, не молодец ли я? Целый месяц разъезжаю на четыреста рублей – билеты, гостиница, пропитание – и всё-таки держусь на поверхности!»

16 декабря в Мариуполе он с огромным интересом читал записи старика Власа Луговцова и вспоминал всё то, что рассказывали о нём его сверстники и родные. «Он будет прекрасным типом в «Доменщиках». Вечный труженик.
Смирение и труд – его философия. Когда прорывается чугун и гремят взрывы, он сбрасывает горящую рубаху и бежит к печи – спасать чугун, направить его в канаву. Старый Юз сказал ему: «Вы самый лучший рабочий на заводе» – и этими словами всю жизнь гордился Влас. Прекрасный, колоритный тип. Находка. У меня сейчас чешутся руки. Хочу сесть писать. Плод начинает созревать, опасно и неправильно дать ему перезреть».
Остаётся только пожалеть о том, что большинство этих замечательных бесед так и не было опубликовано.

История Донбасса. Беседчик и доменщики

История Донбасса. Беседчик и доменщики

История Донбасса. Беседчик и доменщики

Елена Згинник

 

86 years ago, in December 1934, journalist, talker, documentalist and writer Alexander Beck visited Stalino. From 1931 he worked in the editorial office of Gorky’s History of Factories and Plants. Beck’s first story “Kurako” was published in May 1934 in the magazine “Znamya”. It is dedicated to Mikhail Konstantinovich Kurako, a famous Russian metallurgist who played a major role in the establishment of Yuzovsky metallurgical plant.

Beck’s dream was to write a big novel about Donbass blast furnace workers. For that he had to hold a number of talks in our city. The author was creating the so-called “Cabinet of Memoirs” conceived by A.M. Gorky. Unfortunately, the entire archive of the “Cabinet” burned during the war, and the novel “Blast Furnace Workers” was never written. But the writer reflected his impressions of his meetings with prominent people of our city in the book “Postal Prose: Letters, Diaries, Meetings, Notes, Observations.

Diary entries on conversations in A. Beck in Stalino are of great value for the study of the history of our city and its remarkable inhabitants. Interestingly, many of the people named in the diary were later subjected to repression and very little is known about them.

On December 3, 1934 Alexander Beck was in Kharkov. Already there he was planning the first meetings he would hold in our city. First of all, he wanted very much to meet the milk brother of the famous blast furnace operator and the hero of his first story, Mikhail Konstantinovich Kurako, M. Maksimenko. The writer was also interested in Ivan Gavrilovich Makarov, director of the Stalin metallurgical plant. And not surprisingly. This high-class specialist led the plant twice – in the period 1922-1924 and 1932-1936. Alexander Beck planned to stay in Stalino for seven or eight days. He thought to ask the First Secretary of Stalin regional committee of Communist Party of Ukraine Sarkis Artemievich Sarkisov for permission to stay in Stalino for two months with a stenographer at the expense of the plant.

On December 9, Alexander Beck visited the Stalin metallurgical plant. Here he was already known, read the story “Kurako”. “Today I will begin a series of conversations with Maksimenko. For the first time I saw this hero of mine (in fact I described him in the story) and I am trembling with impatience: as soon as possible to hear his story. I talked to the director of the plant Makarov, he greeted me very warmly, “- wrote in his diary, A. Beck. According to the writer, Ivan Gavrilovich treated him with respect and even some tenderness. A. Beck saw the house where Kurako lived and stayed at the hotel “Metallurgy”.

On December 11, the writer met with the culture officer of the Donetsk Regional Committee Sergeyev. They warned him that the official was very busy and asked him to come in for only five minutes, but when the writer began to tell him with great enthusiasm about the famous blast furnace workers – Ivan Petrovich Bardin, Vladimir Ivanovich Gulig, Maxim Vlasovich Lugovtsov, Valery Ivanovich Mezhlauk, Adam Aleksandrovich Svitsyn, he listened and was fascinated. As a result, they spent the whole hour talking. A. Beck showed him the transcripts and left them with him until the next meeting.

The method of conversation, which the writer used, seemed very interesting to Sergeyev, he even asked that the talented talker report on his work to Donetsk writers. The official has not yet read the story “Kurako”, but the author interested him so much that he said: I will read it this very evening. Alexander Beck left him in a great mood.

“I haven’t started conversations with Makarov yet. I am having conversations with the workers – old blast furnace workers, with Maksimenko and others. I finally got to the workers, I listen to them with pleasure. Today I talked to Sidorov – he studied together with Lugovtsov at school and worked together in the chemical laboratory. Tomorrow I will talk to Lugovtsov’s mother and one more of his childhood friends. For now, these storytellers give me a little – some touches. I need it to start writing the first chapter immediately on arrival in Moscow, “- A. Beck wrote in his diary.

December 13, the writer planned to begin conversations with IG Makarov. While in Stalino, he did not have particularly interesting conversations. M. Maksimenko turned out to be very taciturn, every word had to be squeezed out of him. “But there is a most valuable find. It turns out that Lugovtsov’s father, an old miner (he died last year), wrote his memoirs in the last years of his life – he wrote out several notebooks. Now I have these notebooks in my suitcase. Hurrah! Hooray! Hurrah!”, A. Beck wrote in his diary that day. These wonderful notebooks will later become the basis of Beck’s story “Vlas Lugovik”.

On December 14, the writer was a bit unlucky. It turned out that Makarov was leaving in the evening, and would only have to have one conversation with him. A. Beck planned to stay a few days in Mariupol, two days in Kharkov and then return home to Moscow.

On December 15, the writer rejoiced in his diary: “Here in Stalino, I’m doing very well. Yesterday I started conversations with Makarov. He is very taciturn, but he swung. Told for two hours about his childhood, got to the age of eleven. He got into a groove, understood what I was expecting from him, and we agreed that we would have another 15 conversations. That’s very good.”

That day A. Beck visited Sergeev again. The official read the story and liked it. The writer said that he had to come with a stenographer for two months and that it would take five thousand, in addition to the money allocated by Steel. Sergeev assured him that he could count on it.

On December 15, A. Beck’s enthusiasm was boundless: “I am sitting at the station, waiting for the train, it is two hours late… I feel good – I drank two shots of vodka in the cafeteria and am ready to embrace the whole world. Well, ain’t I good? I’ve been traveling for a whole month on four hundred rubles – tickets, hotel, food – and yet I’m still holding on to the surface!”

On December 16, in Mariupol, he read with great interest the writings of old Vlas Lugovtsov and recalled all that his peers and relatives had said about him. “He would be a fine type in The Blast Men. A perpetual toiler.
Humility and work is his philosophy. When the iron bursts and explosions rumble, he throws off his burning shirt and runs to the furnace – to save the iron, to guide it into the ditch. Old Hughes told him, “You are the best worker in the plant,” and Vlas was proud of those words all his life. A fine, colorful type. A find. My hands are itching right now. I want to sit down to write. The fruit is beginning to ripen, it is dangerous and wrong to let it overripe.”
One can only regret that most of these wonderful conversations were never published.



Оригинал

Показать больше

Похожие публикации

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»